О компании

Каталог Франшиз

Реклама на сайте

Разработка

Контакты

Личный кабинет

Партнёры

Заказать рекламу

О разработке франшизы

Заказать разработку

Франшиза недели!

Открытая клиника
Открытая клиника
Франшиза сети медицинских клиник
Инвестиции: 75 000 000 руб.

 

Книги

Российские проблемы иностранных франчайзеров.

Российские проблемы иностранных франчайзеров.

Метки: Проблемы , иностранные франчайзеры , сотрудничество

Работа под маркой известной зарубежной компании – один их самых надежных путей к построению успешного бизнеса. Интерес иностранцев к созданию франчайзинговых сетей в нашей стране высок. Но перейти от слов к делу решаются немногие. Что им мешает?

Две схемы сотрудничества

Первые зарубежные сети вышли на наш рынок еще в самом начале девяностых. Но удержались на нем немногие. Для кого-то роковым стал кризис 1998 года. В это время свернула свою франчайзинговую программу известная закусочная «Данкин Донатс». Другие ушли, не сумев выстроить правильную маркетинговую политику. Это относится, в частности, к сети британских магазинов одежды Next и British Hause, для которых бизнес в Москве оказался неудачным.

Но, скажем, такой первопроходец, как «Баскин Робинс», продолжает успешно работать и поныне. И каждый год российский бизнес узнает новые зарубежные марки, предлагающие свою продукцию по франчайзингу.

Франчайзеры-иностранцы работают в России по двум схемам. В первом случае головная компания находится за границей, а в нашей стране работает ее специальный представитель. По такому принципу продает свою франшизу американская компания Subway Russia, штаб-квартира которой находится в Неваде. А интересы Subway в России представляет наш соотечественник Геннадий Кочетков, который в статусе вице-президента компании по развитию координирует работу одиннадцати ресторанов быстрого обслуживания «Сабвэй» в Москве и Екатеринбурге. Все решения о выдаче франшизы принимает американский офис, на его же расчетный счет ежемесячно перечисляются роялти. Торговое оборудование российские франчайзи Subway также получают из Америки.

Во втором случае иностранная компания продает генеральную франшизу местной, российской компании. Владелец генеральной франшизы получает широкие полномочия и обязанности: он реализует франшизу на территории России, организует обучение персонала компаний-партнеров, контролирует их работу и получает с них роялти. Часть платежей обладатель генеральной франшизы, как правило, оставляет себе, часть перечисляет за границу. Такую схему выбрал, например, Kоdak, поручив курировать свою сеть российскому ООО «Кодак».

Закон не писан!

По информации представителей Торгово-промышленной палаты США, многие американские компании до сих пор опасаются выходить на российский рынок франчайзинга. Широкие перспективы закрывает целый ряд нерешенных проблем. Прежде всего, иностранцев пугает непоследовательность политики федеральных и региональных властей в отношении к бизнесу. Многие декларации о поддержке предпринимательской инициативы на деле остаются всего лишь словами. Административные барьеры, препятствующие становлению новых фирм, по-прежнему высоки.

Другая проблема – юридическая. В России нет законодательства, регулирующего франчайзинговые отношения. Лишь единственный раз в 54-й главе Гражданского кодекса РФ упоминается, что франчайзинг тождествен коммерческой концессии. Именно на основе этой правовой нормы и предлагается официально решать все вопросы, связанные с взаимоотношениями франчайзеров и франчайзи.

Однако большая часть действующих в России франчайзинговых сетей договором коммерческой концессии не пользуются, в лучшем случае он включается в пакет других документов, которые подписывают партнеры. Более того, в Российской ассоциации франчайзинга само наличие 54-й главы ГК РФ считают отрицательным фактором. Критикуют эту главу и многие иностранные юристы. Они считают, что отношения партнеров регламентируются в ней излишне строго, что препятствует развитию международных контактов в области франчайзинга, подталкивает компании к поиску и созданию обходных правовых схем.

В чем же основные недостатки этих норм Гражданского кодекса? Например, требуется регистрировать договор коммерческой концессии в налоговой инспекции. В результате, полагают иностранные франчайзеры, возникает опасность утечки конфиденциальных положений договора от регистраторов к третьим лицам.

Другая странность российского законодательства: франчайзинговый договор можно расторгнуть по любым мотивам, достаточно уведомить об этом своего партнера за шесть месяцев до прекращения отношений. Однако обе стороны вкладывают в проект немалые средства, и необоснованный разрыв договоренностей может обернуться для одной из них большими убытками. Поэтому в международной практике договор франчайзинга может быть прекращен в одностороннем порядке только в том случае, если один из партнеров не выполняет свои обязательства.

Кроме того, по договору коммерческой концессии франчайзер несет ответственность за все неправомерные действия франчайзи перед властями и потребителем. А это нарушает основной, признанный во всем мире, принцип франчайзинга – независимость бизнеса головной компании и ее младших партнеров друг от друга.

Таким образом, иностранные франчайзеры, решившие все же поиграть на российском поле, чувствуют себя плохо защищенными.

Беззащитные ноу-хау

Большой проблемой для продвижения франчайзинга в нашей стране остается традиционное российское неуважение к чужой интеллектуальной собственности. В основе франчайзинговых отношений лежит передача партнеру торговой марки и технологий. Но реально под защитой находится лишь малая часть всех тех наработок, которые головная организация передает своим франчайзи.

– Наше законодательство совершенно не защищает ноу-хау иностранных компаний, – говорит вице-президент по развитию компании «Сабвэй» Геннадий Кочетков. – Официально во всех франчайзинговых договорах указывается, что брэнды и технологии передаются франчайзи только на время совместной работы. Но в реальности в случае разрыва отношений бывший партнер может продолжать работать под известной маркой, и привлечь его к ответственности будет очень сложно.

Выходом может быть регистрация прав на все элементы интеллектуальной собственности – R, ТM и ТS.

На западе регистрации подлежит только самый высокий уровень защиты R, обозначаемый первой буквой английского «registed» - зарегистрированный. Оно означает, что подделка этого продукта преследуется законом. R присваивается, например, логотипам, названиям фирм. Все остальные уровни защиты (ТМ-торговая марка и TS – торговый секрет) за рубежом имеют юридическую силу без регистрации. Компания может самостоятельно присвоить их, например, названию и рецепту блюда, и никто не посягнет на ее собственность. В России же защитить торговую марку и торговый секрет без официального оформления прав не возможно. Однако регистрация элементов R, ТМ и ТS выльется для него в серьезные траты.

Регистрация каждого стоит около $500. К тому же иностранным компаниям приходится дополнительно тратиться на услуги патентного поверенного. А самое главное, процесс регистрации может растянуться на срок до двух лет, и законопослушные иностранцы не желают терять столько времени.

Ради справедливости стоит заметить, что не все зарубежные сети боятся российских бизнес-пиратов. К примеру, когда владельцам американской компании «Папа Джонс» сообщили, что под ее именем в Москве действует самотеком возникшая закусочная, они благодушно рассмеялись: ну, что же, пусть продвигают нашу марку в России! Но, конечно, большинство зарубежных предпринимателей не видят в подобных ситуациях ничего смешного.

Немного проще уберечь свою торговую марку от посягательств тем иностранным компаниям, которые вышли на российский рынок через юридически самостоятельные национальные филиалы. Так, российские обладатели генеральной франшизы Kodak самостоятельно зарегистрировали торговую марку Kodak Express в Роспатенте. Под этим именем они развивают сеть фотомагазинов по всей стране и, естественно, зорко следят за тем, чтобы знаменитая торговая марка использовалась в законном порядке.

– У нас есть региональные представители, которые следят за ассортиментом в магазинах, за качеством услуг, – говорит руководитель программы Kodak Express Вадим Липко. – До серьёзных нарушений франчайзинговых договоренностей дело не доходит. Лишь однажды было разбирательство в Альметьевске, где местный предприниматель под вывеской Kodak Express организовал инвестиционный фонд. Тогда наш юрист довел дело до суда. А в основном, проблемы возникают из-за неосведомленности людей. Откроют магазин под нашей маркой и торгуют. Чаще всего таким коммерсантам мы предлагаем стать нашими партнерами-франчайзи, показываем преимущества нашей программы.

Языковые барьеры

Нарушают неприкосновенность торговой марки и российские власти. Так, в середине 90-х по Москве прошла волна административного ура-патриотизма: столичная мэрия решила убрать с улиц всю рекламу на иностранных языках и заставить компании оформлять свои вывески исключительно на основе кириллицы. Логотипы, начертанные латинскими буквами, москвичам удалось отстоять. Но столичный почин нашел отклик в провинции.

– В Екатеринбурге власти потребовали от нашего партнера-франчайзи поменять вывеску, – рассказывает Вадим Липко. – Прессинг на него был столь велик, что после долгих препирательств с чиновниками владелец магазина уступил и написал название магазина по-русски, не поставив нас об этом в известность. Конечно, мы не стали штрафовать партнера.

До сих пор административный натиск по поводу внешнего оформления магазинов испытывают многие наши франчайзи. Даже в Москве далеко не все магазины Kodak Express имеют фирменную вывеску из-за вмешательства местных властей.

– По договору франшизы мы разрешаем нашим партнерам на вывесках рядом с наименованием Kodak Express ставить свое название на русском языке, – продолжает Вадим Липко. – Получается, например, «Kodak Express. Фокус» или «Kodak Express. Кедр». Но оказалось, что этим мы подготовили отличный повод для дополнительного изъятия денег у владельцев магазинов. Власти рассматривают такую вывеску как коммерческую и требуют заплатить за ее использование сбор в городскую казну. Причем за русское название – одну сумму, а за иностранную торговую марку – другую, на порядок больше. Выход остается только один: снять вывеску совсем, а свой бизнес обозначить лишь витриной, на которой выкладывается товар. Но, согласитесь, магазин без вывески теряет часть своих покупателей.

Хороший выход из положения нашли во флористической компании «Букет конфет», также работающей по генеральной франшизе американской компании.

– У нас несколько торговых точек в Москве, – говорит генеральный директор Наталья Кузнецова. – Надо всеми красуется большая вывеска на русском языке: «Букет конфет». Логотип нашего американского франчайзера Candy Bouquet мы размещаем на витрине, а не над входом, как вывеску: в противном случае нам бы пришлось его регистрировать. Таким образом, мы не ущемляем нашего иностранного партнера и не даем повода для санкций со стороны городских властей.

Попробуй заплати!

Проблемой остаются и финансовые расчеты между партнерами в России и за рубежом. Поскольку в российском законодательстве нет четкого определения франчайзинга, то нет и такого понятия, как роялти. В том числе и в инструкции Центробанка РФ, определяющей виды платежей, которые можно производить на счета в иностранных банках. Возникает казусная ситуация: франчайзи не может законным способом расплатиться с головной компанией, находящейся за границей.

– Вообще, организация выплаты роялти – это проблема не франчайзи, а франчайзеров, – считает Геннадий Кочетков. – Именно франчайзеры-иностранцы, по логике, должны озаботиться этой задачей, привлечь свои лучшие аналитические силы и придумать схему, облегчающую получение от партнеров периодических платежей, предусмотренных договором.

Национальным филиалам иностранных компаний такую задачу решать проще. Российская компания «Кодак», например, не переводит деньги за границу, своей американской праматери. Будучи самостоятельным юридическим лицом, она получает платежи от своих франчайзи на рублевый расчетный счет.

– Во франчайзинговых договорах мы не используем термин «роялти», поскольку такого финансового понятия в российской бухгалтерии не существует, – говорит Вадим Липко.– Мы оказываем нашим партнерам услуги по контролю качества работ в их торговых точках, за что они нам раз в год платят сумму, эквивалентную $200 по курсу Центробанка. Такая схема работает без проблем, поскольку статус платежей узаконен.

Правда, трудности с платежами актуальны только для тех иностранных компаний, использование франшизы которых выливается в более-менее заметную сумму. Ряд иностранных франчайзеров, стремясь завоевать себе место на российском рынке, пока что устанавливают чисто символические роялти, что позволяет оформлять их как административный платеж на поддержание жизнедеятельности офиса иностранного партнера. Такие суммы российские франчази приспособились переводить за границу даже с кредитных карточек.

Учиться и еще раз учиться!

Еще одна из преград – отсутствие в нашей стране специалистов, которые могли бы производить продукты, на которых специализируются иностранные франчайзеры. Ряд направлений, в которых они работают, у нас просто неизвестны. Таким компаниям приходится выбирать: либо ждать, пока российский рынок без их участия узнает о продукте и вырастит профессиональные кадры, либо вкладывать деньги в обучение партнеров и персонала в России.

Так, американская компания Candy Bouquet пришла в Москву с неизвестной для отечественного рынка продукцией – декоративными букетами, изготавливаемыми из цветов и конфет. Сейчас американцы ведут переговоры о передаче своей генеральной франшизы российской фирме «Букет Конфет», которая, по всей вероятности, станет организатором франчайзинговой сети в России и Белоруссии.

– Одним из условий передачи нам генеральной франшизы стали высокие требования к подготовке наших специалистов, – говорит генеральный директор компании «Букет Конфет» Наталья Кузнецова. – Ведь они будут обязаны обучать делать такие букеты российских флористов, а в России эти искусством пока мало кто владеет. Я, например, постигала его в США.

Но, несмотря на все эти проблемы, интерес у мировых франчайзинговых сетей к России не исчезает. Осенью 2002 года готовность открыть на принципах франчайзинга сеть универмагов изъявила английская компания Marks & Spencer. А сейчас российский рынок зондирует американская компания Starbacks – владелец одной из крупнейших сетей кофеен. Она намерена купить и объединить под своей маркой две уже действующие сети кафе.

ИНОСТРАННЫЕ КОМПАНИИ-ФРАНЧАЙЗЕРЫ, РАБОТАЮЩИЕ В РОССИИ

Сфера деятельности Торговая марка
Общественное питание Salvigato franchising, "Баскин Роббинс", "Гриль-мастер", "Канадский Бейгл", "Нью-Йорк Пицца", "Пицца Сбарро", "Пицца Челентано", "Пицца Хат", "Сабвэй"
Бытовое обслуживание American Leak Detection, Roto-Rooter Corporation, "Абсолют клининг сервис", "Джи Эс Эм сервис", "Калифорния Клинерс"
Салоны-парикмахерские "Жак Дессанж"
Почтовые услуги Mail Boxes
Розничная торговля Office 1 Superstore InternationalSuperseal International Limited, "Рамстор"
Магазины одежды и обуви Bata, "Ло", "Наф-наф", "Томми Хилфигер", "Хьюго Босс"
Медицинское обслуживание "АМД Лаборатории"
Обучение иностранным языкам English First
Фотоуслуги Kodak

 

Для франчайзи

Что такое франчайзинг, Каталог франшиз, Франшиза недели, Лучшие франшизы

Для франчайзеров

Продажа франшизы, Разработка франшизы, Наши разработки

О нас

История компании, Контакты

109029, Москва, Нижегородская ул. д. 32 стр. 15, оф. 207. (с) Frshop.ru 2001 - 2017, Все права зашищены